KabanПовсеместно распространена охота скрадом, когда охотник по свежему следу, или ориентируясь по слуху, подходит к кабанам против ветра. Широко распространена охота на засидках, когда в местах кормежки кабанов или на их тропах, учтя направление ветра, устраивают шалаши, помосты на деревьях или роют ямы, в которых поджидают зверя. В некоторых районах охотятся с парой собак, пуская их только по следу взрослого зверя. Собаки должны остановить кабана и держать его до прихода охотника.

 

Гаевая охота с большой стаей собак, свободно рыскающих в тростниках или в лесу, запрещена, так как при таком способе охоты погибает много поросят и подсвинков, задавленных собаками. Ранее практиковались массовые пешие или конные загоны: загонщики цепью проходили или проезжали через лес или тростниковые заросли, выгоняя зверей на группу охотников. В пустынно-степных районах в тростники часто пускали пал. Теперь этот хищнический способ охоты запрещен. Чтобы успешно охотиться на кабанов, необходимо прежде всего знать их повадки и особенности образа их жизни.

 

Кабан — консерватор, он любит ходить одними и теми же путями, жировать в приглянувшихся ему неизменных местах и проводить дневной отдых не только в одном и том же участке угодий, но зачастую на постоянной лежке. Это не значит, конечно, что все остается неизменным на протяжении всего года. Под воздействием погодных условий, изменения кормовой ситуации и ряда других причин кабан меняет места жировки и дневки, использует новые тропы и так далее. Но пока ничто не вынуждает его к перемещениям, он «от добра добра не ищет».

 

Активны кабаны главным образом ночью, когда они кормятся на подножных естественных кормах, либо совершают набеги на поля сельхозкультур и огороды. На жировку они выходят перед заходом солнца и прекращают ее при первых проблесках рассвета. Кабаны почти никогда на остаются на дневку там, где они кормились, а удаляются для этого преимущественно в места самые крепкие и плохо проходимые. На юге это туга и тростниковые крепи, в наших местах — чащи молодых ельников или сосняков, заросшие ивняком, тростником и камышом болота. Они любят ложиться с удобствами и нередко устраиваются на муравейниках, кучах иногда ими же натасканного тростника, ветоши и всякого хлама, а в дождь и снег — под одиночными развесистыми елями.

 

Днем и во время своих переходов на кормежку и обратно чистых, открытых мест кабаны всячески избегают и предпочитают придерживаться участков с густой растительностью. Даже их выходы на поля всегда приурочены к самым непролазным участкам опушки, к какой-либо заросли, под прикрытием которой они могут скрытно высмотреть, не грозит ли им опасность. Вот какие особенности поведения кабанов следует помнить и учитывать при проведении на них охоты. Однако, прежде чем переходить к описанию способов последней, следует сказать следующее.

 

Крупный кабан — зверь серьезный. При необходимости он вполне может за себя постоять и будет при этом очень опасен. Недаром среди стародавних охотников когда-то бытовало при словие: «Идешь на медведя — готовь постель, идешь на кабана — гроб». Правда, без веских оснований кабан на человека не нападает (разве что свинья от поросят бросится защищать своих детушек), но раненый и особенно преследуемый по следу секач может натворить бед. Трепетать перед кабаном; конечно, нет оснований, но соблюдать при охоте на него разумную осторожность необходимо, и от легкомысленных порывов следует воздерживаться. Нельзя радостно кидаться, да еще не перезарядив ружья, купавшему после выстрела зверю. Очень нежелательно очертя голову бросаться за подранком или начинать вытрапливать по кровяному следу в сумерках, Но перейдем к описанию кабаньих охот.

 

Начнем с того способа отстрела, который, по правде говоря, за охоту и не считается. Это пресловутая стрельба зверя с вышки у подкормки. Искать и выбирать места не нужно, так как оно уже выбрано, оснащено удобным сиденьем, а то и мощной фарой. Звери придут и будут толочься на чистом месте в каких-нибудь 15-20 м так, что даже и верный выстрел особого удовольствия не доставляет. Вся необходимая охотничья квалификация сводится к способности без болтовни, кашля и иных звуков просидеть какое-то время, да умению попасть из ружья в близкую, крупную, неподвижную мишень. Но о вкусах не спорят, и во многих охотничьих хозяйствах стрельба с вышек на подкормке очень популярна. Ублажают ею преимущественно тех, в чьей благосклонности работники хозяйства почему-либо особенно заинтересованы.

 

Все действо осуществляется следующим образом. Примерно за час до захода солнца к вышке, возле которой егеря именно в это время систематически подкармливали кабанов, подвозят охотника. Он забирается на вышку, усаживается, заряжает ружье и оказывается готовым к действию. Одновременно егерь, погромыхивая ведром, рассыпает подкормку. Потом он отъезжает, а кабаны, уже ждавшие приглашения к столу, спешат начать пир. Иногда (если с данной вышки часто стреляют) они какое-то время опасаются, не выходит на подкормку, а с пыхтением и вздохами бродят вокруг под зашитой леса. Но голод — не тетка, и сперва мелкота, а за ней и более крупные звери начинают выбегать из-за деревьев и, схватив в пасть картофелину, вновь удирают. Но постепенно они успокаиваются и безбоязненно начинают кормиться. Крупный секач чаще всего появляется у подкормки последним и, приступив к трапезе, беспощадно разгоняет и поросят, и подсвинков. Дождется ли его охотник или в азарте сразит выстрелом первого же попавшегося на мушку кабаненка — это уже дело десятое. К элитным вышкам, право охоты с которых редко предоставляется и то лишь самым избранным, кабаны, в том числе и крупные, выходят обычно без всяких предосторожностей.

 

Самым массовым и популярным способом охоты на кабанов, несомненно, является загон. Сущность его проста и всем известна: цепь загонщиков пытается выгнать животных на стрелков. Однако при кабаньей охоте в ее организации возникают некоторые сложности. Первая из них: в каком участке угодий проводить загон? Имея дело с лосем или оленем, волком или рысью, этот вопрос решается просто: обошли квартал леса по просекам или какое-либо” урочище по его границам, и ,по количеству входных и выходных следов (охота почти всегда проводится по снегу) подсчитали, остался ли зверь в этом квартале или урочище, или из него вышел. Сделать это не так уж трудно, так как указанные выше животные сравнительно нередко ходят тропами, и разобраться в количестве и направлении их следов посильно любому более или менее квалифицированному охотнику. Кабаны же преимущественно пользуются тропами. На стоптанной их поверхности, да еще припорошенной снегом, сбитым прошедшими животными с ветвей, видно, сколько и в какую сторону здесь в последний раз прошло кабанов.

 

Ясность можно внести лишь одним, но весьма трудоемким способом, а именно: пройти по тропам прочь от границ оклада мест, где звери сходили с тропы и тем обнаружили свое количество и направление движения. Но идти до такого места иногда приходится долго, а потом нужно еще вернуться, зимний же день короток, и время уходит.

 

О кабане говорят, что идет он из-под гона так, как его погонишь. Это справедливо в отношении скорости хода зверя (из-за шумного быстрого гона кабаны несутся со всех ног, от неторопливых и молчаливых загонщиков уходят не спеша), но совершенно неверно в плане направления этого хода. Выгнать кабаков туда, куда они идти не хотят, практически невозможно. Они будут отстаиваться в чащах, метаться перед загонщиками и в конце концов прорвутся через линию последних. Поэтому стрелки должны размещаться на той стороне оклада, через которую имеется максимальное число кабаньих троп и переходов.

 

Возле них и следует намечать стрелковые номера. Правда это, как правило, окажутся участки с самой густой растительностью и плохим обзором, но на то это и кабанья охота — ждать кабанов на чистине бесполезно. Стрелки не должны стоять прямо на просеке или дороге, по которым обычно проходит их линия. Каждому из них целесообразно слегка (на 2-3 м) продвинуться в глубь оклада. Дело в том, что если кабаны не очень напуганы и их не преследуют участвующие в охоте собаки, то они перед просекой задерживаются, топчутся на одном месте, вынюхивают, высматривают и лишь потом прыжком преодолевают открытое место. Возможность сделать прицельный выстрел в эти минуты нерешительности гораздо больше, чем потом, когда зверь молниеносно мелькнет через просеку.

 

Мы упомянули об участии в загонной охоте собак. Однако это более чем нежелательно. Среди молодых, горячих и просто забывающих в минуты возбуждения о технике безопасности охотников предостаточно безумцев, которые услышав, как где-то впереди собаки возятся с кабаном, срываются со своего номера и устремляются к месту сражения. Трудно придумать что-либо более опасное. К одному и тому же месту не только не видя, но и не зная о присутствии друг друга, лезут по чаще два, а то и три человека, распаленные азартом и готовые к моментальному выстрелу. А на стрелковых номерах в это же время такие же взвинченные и готовые к выстрелу стоят еще несколько человек, жадно вглядываясь: не мелькнет ли в зарослях долгожданная добыча. Нет, никакой самый громадный, раненый, разъяренный вепрь не таит в себе такой угрозы, как возникающая тут ситуация. Вот почему при охоте загоном от собак лучше отказаться. Для их использования нужны другие условия и иной способ охоты.

 

Охота из-под собак с подхода, пожалуй, один из самых интересных способов добычи кабана. Если ее участники не теряют даже в минуты крайнего возбуждения ни спокойствия духа, ни выдержки, а собаки хорошо держат зверя,— она, наверное, и самая добычливая. Сущность ее сводится к тому, что 3-4 охотника (большее количество уже нежелательно) идут с собаками к местам предполагаемой дневки кабанов, спускают там псов с привязи и не спеша продвигаются по угодьям и ждут, когда те поднимут зверя. Вот взлаяла одна, к ней присоединились и заголосили остальные собаки, слышатся треск, визг, рычание и кабанье хрюканье.

 

В зависимости от обстоятельств действовать тут приходится по-разному. Когда звуки собачье-кабаньей своры не меняют места, охотники просто поспешают «на драку» если же они перемешаются, то есть зверь не остановлен, а уходит, кто-то из охотников пускается вдогонку, кто-то — на перехват, в общем, они разбегаются и теряют друг друга из вида Но, расставшись, каждый из них знает, помнит, не смеет забывать о том, что где-то, рядом находятся его товарищи. Соответственно, подходить к зверю нужно близко и стрелять обязательно стоя, а не с колена, чтобы в случае промаха заряд ушел в землю, а не пронесся над нею куда-то, где может оказаться один из напарников. Кроме того, выстрел накоротке, даже и картечью, более безопасен для вертящихся вокруг кабана собак, за местонахождением которых следить нужно неукоснительно. Часто крупные и злобные собаки буквально висят на кабане, оказавшемся им под силу, и стрелять в него не дают, так что приходится докалывать зверя ножом. Занятие это неприятное, но оно все же лучше, чем ухлопать выстрелом собственного помощника.

 

Остается упомянуть еще о двух способах охоты на кабанов, а именно о подкарауливании и скрадывают их во время жировки. В обоих случаях действовать приходится в сумерках, а то и ночью, и действовать преимущественно одному охотнику, так как и выждать кабанов и подойти к ним в одиночку много легче, чем вдвоем или втроем. Отыскать поле, бахчу или иное место, куда кабаны регулярно приходят кормиться, необходимо днем. Обнаружив его, следует внимательно ознакомиться с конфигурацией и характером окружающих угодий, с наличием и расположением имеющихся здесь дорог, тропинок, а самое главное, найти места выхода зверей на жировку. Обычно это какой-нибудь угол или выдающийся в поле мыс густой растительности, до которого доходит торная кабанья тропа и от которого в поле расходятся наброды животных. Если мы собираемся охотиться из засидки, нужно сразу присмотреть место для будущего укрытия, обязательно сообразуясь при этом с направлением ветра и возможностью стрелять в сторону открытого пространства, а не по направлению к опушке. У кабанов великолепное обоняние и, если только ветер будет доносить до них запах охотника, они в данном месте из-под прикрытия не выйдут. Рассмотреть же кабанов ночью на фоне леса или кустов — задача практически невыполнимая. Устраиваться в засаде нужно примерно за час до захода солнца, а дальше остается только ждать.

 

Медленно, всегда медленно тянется время, как бы нехотя сгущаются сумерки, стихают дневные звуки — и вдруг уже в совершенно темной чаще мы начинаем улавливать какие-то неясные шорохи. Что-то треснуло, кто-то завозился и, наконец, разрешая все сомнения, «отдулся» — точно тяжело вздохнул долгожданный зверь. Пройдут бесконечные минуты, и от черной тени опушки отделится силуэт кабана. Тот, кого не прельщает пассивное сиденье в засаде, может охотиться скрадом.

 

С наступлением темноты кабаны в значительной мере теряют осторожность, а кроме того, добывая и пожирая пищу, они производят порядочно шума, видимо, в какой-то мере заглушающего доносящиеся к ним со стороны звуки. Пользуясь этим и соблюдая некоторые правила, к жирующему кабану можно подойти очень близко. Для этого нужно увидеть или услышать зверя раньше, чем он обнаружит ваше присутствие; подходить к нему обязательно против ветра и делать это только тогда, когда он ест (слышно чавканье — можно идти, смолкло — нужно замереть). Выходить раньше наступления сумерек нет нужды и продвигаться следует преимущественно опушками, под защитой кустов и иных прикрытий, временами останавливаясь, чтобы осмотреть открывшийся глазам участок поля и вслушаться: не раздается ли откуда-нибудь кабанья возня и чавканье. Заметив или услышав зверя, нужно начинать подход.

 

Стрелять в темноте трудно, и многие любители ночного скрадывания и подкарауливания прибегают тут к различным ухищрениям (мажут мушку ружья светящимся составом, наклеивают на планку перед мушкой полоску белой бумаги и так далее), возможно, что все это и помогает.

 

Вот, пожалуй, и все, что можно сказать об основных способах охоты на кабанов.